Кролик как лабораторное животное

Кролики — особенности физиологии и лечения | Ветеринарная медицина

Кролик как лабораторное животное

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Кролики — весьма приятные домашние животные, и их все чаще и чаще содержат в домах как членов семьи. Владельцы кроликов весьма требовательны в плане ветеринарной безопасности своих питомцев. Болезни комнатных кроликов отличаются от болезней у хозяйственных или лабораторных кроликов.

В поддержании крепкого здоровья, как и в случаях многих других экзотических животных, особое значение имеют правильное питание и хороший уход.

Заболевания зубов у кроликов является наиболее частой причиной обращения к ветеринару. Они могут возникать из-за нарушения баланса питательных веществ в корме и при прогрессировании часто приводят к абсцессам.

Также часто встречаются заболевания, связанные с отсутствием клетчатки в корме, ожирением и артритами, например позвоночные спондилиты. При блокировании носослезного протока разросшимися корнями зубов возникают офтальмологические проблемы, такие как эпифора или дакроцистит.

Из-за сниженной моторики желудочно-кишечного тракта в желудке образуются трихобензоары (комки шерсти). Это заболевание лучше лечить медикаментозным путем, а не хирургически. У крольчих в среднем возрасте часто возникают аденокарциномы матки. Это заболевание можно предупредить с помощью обычного удаления матки и яичников.

ВВЕДЕНИЕ

В течение последних десяти лет сильно выросла популярность кроликов как комнатных животных, и теперь их часто содержат в домах не только дети, но и взрослые. Более понятны стали физиологические и поведенческие потребности этих животных, вследствие чего хозяева стали внимательнее наблюдать за ними и раньше обращаться к ветеринару при возникновении проблем.

Холощение и кастрирование кроликов стали обычными, и владельцы не жалеют средств на диагностические тесты и интенсивное лечение. Все более проявляется тенденция кроликов в комнатных условиях как членов семьи, но даже те из них, которые содержатся на улицах, получают больше свободы и физических нагрузок, а не сидят все время в клетках, как раньше.

Спектр болезней, поражающих живущих в домах кроликов, сильно отличается от обнаруживаемых в колониях хозяйственных или лабораторных животных. Домашних кроликов обычно содержат поодиночке или парами, они не размножаются и живут много лет.

Хозяйственных и лабораторных кроликов содержат в интенсивных условиях, они живут недолго и проходят цикл роста, выкармливания крольчат или размножения. Вследствие этого, в колониях хозяйственных или лабораторных кроликов наблюдаются заболевания инфекционные, паразитарные и органов размножения, которые практически не встречаются у домашних животных.

В то же время, у домашних кроликов наблюдаются болезни, связанные с особенностями питания, содержания и большой продолжительностью жизни.

ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ И ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ КРОЛИКОВ

Знать эти характеристики важно для понимания заболеваний, которые могут возникнуть.

Метаболизм кальция

Кролик активно поглощает кальций из травы. Количество поглощаемого кальция скорее связано с его содержанием в корме, а не с потребностями животного. Общее содержание кальция в сыворотке крови у кролика выше, чем у других видов животных, что также обусловлено особенностями питания.

Избыток кальция у кролика выводится почками в виде карбоната кальция с щелочной мочой. Карбонат кальция можно увидеть в виде мутных включений в моче, иногда они видны в виде плотных образований на рентгенограммах брюшной полости.

Странный цвет мочи и наличие в ней включений из карбоната кальция придают моче кролика необычный вид (Рисунок 1), часто тревожащий владельцев. В исключительных случаях карбонат кальция в моче может выпадать в осадок, что предрасполагает животных к циститу. В почках или мочевом пузыре иногда возникают камни.

В таких случаях для лечения полезными оказываются снижение количества кальция в корме и увеличение потребления воды.

Цекотрофия

Пищеварительная система кролика приспособлена к корму, содержащему большое количество клетчатки. Зубы у этих животных растут постоянно и сохраняют нужную форму только вследствие постоянного стачивания. Фекалии кроликов бывают двух типов.

Большие не усваиваемые фрагменты клетчатки быстро проходят через пищеварительный тракт и выделяются в виде твердого сухого помета (используемого дикими кроликами для маркирования своей территории).

Меньшие фрагменты и усвояемая часть корма накапливаются в большой слепой кишке и подвергаются там бактериальной ферментации с высвобождением летучих жирных кислот, всасывающихся в кровь как питательные вещества.

В результате бактериальной ферментации содержимое слепой кишки обогащается аминокислотами, витаминами, бактериями и другими микроорганизмами. Это содержимое периодически выбрасывается через анальное отверстие в виде мягких гранул, называемых цекотрофами, и поедается кроликом для получения питательных веществ.

Этот процесс цекотрофии позволяет кролику переваривать корм с высоким содержанием клетчатки, не сохраняя в желудочно-кишечном тракте большие объемы съеденного корма. В то же время, ускоренное проведение через этот тракт неперевариваемой клетчатки улучшает его моторику и предупреждает его заболевания.

Цекотрофы состоят из мягкой пастообразной массы с сильным запахом, которая, если она не съедена, может размазываться по шерсти вокруг анального отверстия в виде неприятного вида фекальных образований, ошибочно принимаемых владельцами за признаки диареи (поноса).

Содержания белков и клетчатки в корме оказывает влияние на склонность кроликов к потреблению цекотрофов и их консистенцию. Все нарушения, снижающие гибкость кролика и его возможность дотянуться до анального отверстия (спондилиты, ожирение, содержание в тесной клетке), могут предотвратить нормальное поедание цекотрофов. Это же может наблюдаться и при заболевании зубов.

Послеоперационные повязки (типа пояса Елизаветы) не только предупреждают растравливание раны, но и прекращают цекотрофию, что лишает кролика некоторых незаменимых питательных веществ. В Таблице 1 суммированы некоторые причины накопления фекалий вблизи анального отверстия у кроликов.

Уход за шерстью

Здоровые кролики тщательно чистятся. Животные, содержащиеся группами, чистят друг друга, особенно вокруг головы. Иногда можно наблюдать, как кролик-доминант выщипывает шерсть у подчиненных, оставляя проплешины. Это явление называется «бритьем». Крольчихи, беременные и в состоянии ложной беременности, выщипывают свой пух, чтобы выстлать гнездо будущему потомству.

В нормальных условиях постоянная чистка позволяет кроликам поддерживать кожу и шерсть в здоровом состоянии и способствует удалению клещей, таких как Leporacus gibbus и Cheyletiella parasitovorax, которых находят в мехе у здоровых животных.

При клинических состояниях, нарушающих нормальную цекотрофию, нарушается и чистка тела кроликов в труднодоступных местах, таких как промежность, основание хвоста или шеи со стороны спины.

Кроме того, развивающиеся при отсутствии чистки хейлитиллозы, инфекции в складках промежности часто являются следствием других заболеваний, таких как болезни зубов, спондилезы или ожирение, также мешающих кролику нормально чиститься. Для эффективного симптоматического лечения кроликов от эктопаразитов следует применять ивермектин.

Гематологические и биохимические особенности

Анализ крови у комнатного кролика весьма информативен в плане оценки степени его гидратации и функции печени и почек. Почечная недостаточность легко может быть дифференцирована от других причин анорексии и потери веса по значениям содержания мочевины и креатинина в сыворотке крови. Кровь у кроликов можно забирать из головных, яремных и краевых ушных вен.

Заболевания зубов могут помешать кроликам вылизываться и поедать цекотрофы. Кролики не могут достать до анального отверстия и употреблять цекотрофы из-за спондилита позвоночника или другой формы артрита. Ожирение. Многие ожиревшие кролики не могут достать до своего хвоста и поэтому вынуждены потреблять неподходящий корм.

При недостаточном содержании клетчатки в корме снижаются вкусовые качества цекотрофов и ухудшается их консистенция Они становятся более мягкими и липкими, чем при рационе с нормальным содержанием клетчатки, из-за чего часто налипают на мех вокруг ануса.

Корма с высоким содержанием белка снижают вкусовые качества цекотрофов Рационы, разработанные для промышленно выращиваемых кроликов, отличаются повышенным содержанием белка, что делает их малоприемлемыми для неразмножающихся домашних кроликов. Изменения в кормлении, например, введение сочных кормов (салата или фруктов), могут привести к выделению излишне мягких цекотрофов.

Новые корма следует вводить постепенно. Многие болезненные или ослабляющие животное состояния, например, пододерматиты, почечные заболевания или опухоли, могут проявляться в том, что кролик перестает чиститься и удалять загрязнения в аногенитальной области.

Гематологические сдвиги при инфицировании у кроликов отличаются от таковых у других домашних животных. Так, лейкоцитоз редко встречается даже при наличии активной инфекции.

Однако развивается анемия и меняется лейкоцитарная формула, что и служит признаком заболевания.

Типичным ответом инфицирования являются слабая нейтрофилия и лимфопения Соотношение содержания нейтрофилов и лимфоцитов в крови у здорового взрослого кролика должно составлять приблизительно 1 , при многих заболеваниях оно нарастает.

Нейтрофилы кролика имеют цитоплазму, окрашиваемую в розовый цвет, и содержат редкие крупные гранулы Окрашивание этих клеток по эозинофильному типу дало ряду исследователей основание отнести их к гетерофилам, однако другие продолжают использовать термин нейтрофилы. Изредка используются также термины псевдоэозинофил или даже ацидофил Эритроциты кролика сильно варьируют по размеру, поэтому анизоцитоз и полихромазия в мазках крови кроликов — норма .

Пастереллезы

При многих гнойно-инфекционных заболеваниях у кроликов из гноя выделяется бактерия Pasteurella multocida Могут присутствовать там и другие бактерии В то же время, Р multocida выделялась и из носовой полости здоровых кроликов (9) Степень патогенности этой бактерии определяется большим количеством факторов, включая бактериальный серотип, устойчивость хозяина, наличие стресса или другого заболевания. В условиях интенсивного разведения и частых контактов с другими кроликами возникновение пастереллеза является серьезной проблемой при содержании кроликов для продажи или в лабораториях Следствием пастереллеза являются риниты, пневмонии, воспаления среднего уха, септицемии и абсцессы на разных участках тела, включая часть половых путей Хотя Р. multocida может быть выделена из содержимого абсцессов или обнаружена в носовом отделяемом комнатных кроликов, содержащихся поодиночке или парами, эта бактерия редко является первичной причиной болезни, обычно это — вторичная инфекция в месте, пораженном по другой причине.

Антибиотикотерапия у кроликов

Антибиотики могут нарушить баланс микрофлоры, населяющей пищеварительный тракт кролика.

В результате этого может возникнуть предрасположенность к размножению патогенных микроорганизмов, таких как Clost ri dium spinforme, и развитию энтеротоксемии, которая может привести к гибели животного.

Поэтому применение таких антибиотиков, как линкомицин, клиндимицин и ампициллин, у кроликов следует избегать, особенно их приема per os.

Наиболее безопасна комбинация энрофлоксацина и триметоприма как при применении per os, так и при парентеральном введении Цефалексин у кроликов некоторые авторы применять не рекомендуют. Однако этот антибиотик наиболее клинически эффективен в случаях остеомиелита или кератита и безопасен при парентеральном введении. В Таблице 2 представлены дозы антибиотиков и других лекарств для кроликов

Источник: https://www.allvet.ru/guide/rabbit_servis/

Почему в России мышей и кроликов продолжают приносить в жертву косметической индустрии — МК

Кролик как лабораторное животное

Кролики не плачут

Век большинства лабораторных животных до безобразия недолог. Подчас он измеряется одним-единственным опытом.

— Подопытные экземпляры привозятся к нам из специальных питомников, — рассказывает нам работница одного из московских вивариев. — В течение двух-трех недель они привыкают к новым условиям, отходят от дорожного стресса, и только после адаптации их забирают в лабораторию.

А дальше — кому как повезет. Их счастье, если смерть будет быстрой и относительно безболезненной. Но такой милости от судьбы удостаиваются далеко не все. Десяткам, сотням тысяч, прежде чем их поглотит спасительное небытие, предстоит терпеть в течение многих часов и дней поистине адовы муки. Думаете, эпитет «адовы» — намеренное сгущение красок? Увы, нет.

Вот, к примеру, классический промышленный тест Драйза, один из самых распространенных и хорошо известных во всех лабораториях мира. Животное фиксируется станком в области шеи на 21 день — именно столько длится эксперимент. Затем на слизистую оболочку глаза наносится тестируемое вещество.

Все это время глаз практически гниет заживо. В опытах Драйза очень «любят» использовать кроликов-альбиносов. Считается, что роговица альбиноса обладает повышенной чувствительностью, и любые изменения на ней сразу же становятся видны.

Кроме того, кролики не умеют плакать, поэтому можно не опасаться, что слезы смоют химическое вещество раньше, чем требует регламент.

В некоторых странах под давлением зоозащитников «пытку» имени Драйза попытались модифицировать, в частности сократив сроки опыта с трех недель до одной. Разработчики тестов всерьез полагают, что так они облегчают страдания зверушек.

Еще один из способов определить степень раздражающего действия на кожу и слизистые оболочки какого-либо компонента или состава — втереть его в кожу подопытного животного, предварительно сбрив на ней шерсть и надрезав шкурку. Кровоточащие язвы на телах зверушек — это самое щадящее описание того, что происходит в процессе испытания.

Третий тест — «ЛД-50» («Летальная доза-50») — нацелен на определение смертельной для человека дозы какого-либо токсичного вещества. Зачастую подопытным вводят его прямо в желудок, через зонд. Что происходит дальше, думается, вы и сами можете себе представить. Хотя вот маленький штрих: крыса, корчащаяся в муках, в отчаянии отгрызает себе лапу, надеясь высвободиться из тисков фиксатора.

Подобные тесты применяются не только для исследования фармпрепаратов, но и для косметики, средств по уходу за собой и той тяжелой химической артиллерии, с помощью которой хозяйки драят плиты и унитазы, стирают белье, дезинфицируют помещения.

— А кто вам сказал, что они гибнут? Вот в нашей лаборатории — а она занимается проверкой косметических и гигиенических средств — одно животное может участвовать в испытаниях несколько раз, — утешили нас сотрудники следующего вивария.

— Это в фармацевтике, как правило, «объекты» для экспериментов используются только единожды, и если остаются в живых, то следом «выводятся из опыта», подвергаясь эвтаназии.

Но, если вы не знали, некоторые эксперименты там могут длиться месяцы и даже годы.

Публичные казни

Быть может, в момент эксперимента животное хотя бы накачивают обезболивающими? А вот и нет! Лишь в 1977 (!) году в СССР приказом министра здравоохранения было запрещено проводить опыты над животными без анальгетиков.

Однако наступили «нулевые» российские годы, и адекватный наркоз для этих безобидных и невинных смертников из лабораторий вновь стал недоступной роскошью. А все потому, что появившийся в России Госнаркоконтроль приравнял кетамин к наркотикам.

Кетамин же, по словам зоозащитников, хорош сразу с двух сторон: он погружает животное в сон и одновременно обеспечивает хорошую анальгезию.

Сейчас вместо него в лабораториях в лучшем случае используют суррогаты, которые не способны в должной мере обеспечить обезболивание, в худшем — ставят опыты вообще безо всего, хотя для получения более-менее достоверных результатов животное не должно находиться в состоянии болевого шока.

Та же картина затруднений — и в вузах, готовящих врачей, ветеринаров и биологов.

В ряде образовательных учреждений выходят из положения «подручными средствами».

— Студенты одного из московских вузов сообщили нам, что во время демонстрации фистулы Павлова (полостной операции) кролику вместо наркоза ввели в кровь 35-процентный спирт. И такая практика существует не только в столице, — рассказывает президент центра защиты прав животных биолог Ирина Новожилова. — Но алкоголь не притупляет боль!

Правда, в январе 2014 года Минсельхоз России и ФСКН заговорили о том, чтобы упростить меры контроля за кетамином и вернуть его в ветеринарную практику. Однако, по словам Ирины Новожиловой, работа по его «реабилитации» растянется не на один месяц.

Мыши — не люди

Практика тестирования на животных берет начало с лабораторных опытов французских ученых XVIII века Клода Бернара, Маженди и Пастера. Но если раньше люди верили в результативность этого садизма, то в ХХ веке эффективность тестов на животных была поставлена под сомнение уже в самом научном сообществе.

Одна из самых ярких и горьких иллюстраций к проторенному французами пути — это талидомид, препарат, активно выписывавшийся в конце 1950-х годов беременным в качестве седативного средства. Он прошел успешные испытания на мышах и был признан безвредным.

Однако позже, когда у принимавших препарат женщин стали рождаться дети с врожденными физическими уродствами и пороками, медики и фармацевты пришли к выводу, что талидомид обладает тератогенным действием (то есть способен нарушать развитие эмбриона).

А ведь у мышей, «принимавших» талидомид, рождалось здоровое потомство!

— Это миф, что всеми достижениями в медицине мы обязаны экспериментам на животных.

Более того, на стадии клинических испытаний на людях 95% лекарств, много лет испытывавшихся на животных, выбраковывается.

Получается, что эти сотни миллионов жертв попросту напрасны, поскольку при переносе данных с кроликов и крыс на человека результаты исследований оказываются недостоверными, — говорит Новожилова.

Та же ситуация с тестированием косметики и — отчасти — бытовой химии.

— Кожа человека по своему строению имеет принципиальные отличия от кожи животных, — объясняет кандидат медицинских наук, врач-хирург Евгений Кузнецов. — Так что тестирование тех же косметических средств на животных бесполезно и бессмысленно.

Это такое полуритуальное действие: на крысах, кроликах и кошках «потренировались» — значит, можно использовать и на людях. Но у человека есть ряд заболеваний — кожных или связанных с особенностями нервной, иммунной систем, — которые никогда не встречаются у животных.

Уже из-за одного этого крайне трудно прогнозировать, как может в итоге «отозваться» на человеческой коже испытанное на животных средство.

Тренажеры гуманности

При этом отказываться от тестирования никто не призывает. Речь идет лишь о замене варварских опытов альтернативами — благо их на данный момент придумано множество!

И лучшая альтернатива, кстати, по мнению ученых, — это культура человеческой клетки: она дает возможность изучить воздействие препарата именно на организм нomo sapiens.

— Мы можем статистически достоверно изучить конкретную реакцию на конкретное вещество на клеточных культурах, — убежден Кузнецов. — Конечно, каждый организм уникален, и риск получить незапланированный эффект все равно сохранится. Но все-таки степень достоверности альтернативных методик неизмеримо выше, чем опыты над животными.

Чтобы получить биоматериал, достаточно микроскопического участка человеческой ткани (естественно, донорского, полученного, к примеру, в результате хирургических операций). Далее клетка пересаживается в питательную среду и достаточно быстро размножается.

На ней как раз можно без вреда для всего живого тестировать косметику и бытовую химию. Еще один тест, который признан мировым сообществом тождественным тесту Драйза, — это HET-CAM, наглядный и куда менее затратный, чем классика «живодерного жанра».

Его также используют для оценки воздействия вещества на глаз и его слизистую оболочку. Но испытываемый «материал» наносится на тончайшую хориоаллантоисную оболочку куриного яйца, которая реагирует на него набуханием и покраснением. Затем по шкале определяются опасность и токсичность вещества.

В опыте «участвуют» только те яйца, у зародышей внутри которых еще не успела сформироваться нервная система. Считается, что на этом этапе эмбрионы не способны испытывать болевые ощущения.

Понуждение к милосердию

А сколько еще всего существует! Манекены, симуляторы, муляжи, компьютерные модели, позволяющие выбрать и виртуальное животное (список довольно внушительный), и химические компоненты для теста, а затем в режиме реального времени наблюдать за ходом опыта, при этом имея возможность «отмотать пленку» на несколько шагов назад, если ты в чем-то сомневаешься, что-то проглядел или не усвоил. Последнее актуально для студентов вузов.

Для будущих медиков и ветеринаров также разработаны муляжи, которые позволяют проводить опыты на органах животных, полученных из этичных источников.

Несмотря на существующие альтернативы, отечественные производители не спешат их применять. Одна из причин — законодательная. В России до 2011 года попросту не выдавали сертификаты на косметические средства, не прошедшие тестирование на животных.

Теперь представителям косметической индустрии позволено использовать альтернативные методики (на бытовую химию это, к сожалению, не распространяется), однако многие компании — по своим, одним им ведомым соображениям — предпочитают действовать «по старинке».

— Минздрав России в ответ на протесты зоозащитников говорит, что сегодня у производителя уже есть выбор — тестировать косметику на животных или альтернативно.

Поэтому, дескать, и не имеет смысла вводить полный запрет на законодательном уровне, — говорит президент благотворительного фонда помощи животным Анастасия Комагина.

Получается прямо-таки каламбур: в теории альтернатив хоть отбавляй, но на практике альтернативы тестирования своей продукции не на животных многие компании в упор не видят.

В хвосте Европы

Но даже если испытательные центры и выбирают альтернативные пути, то далеко не всегда косметику, получившую у них сертификат, можно назвать этичной.

Сотрудники одной из московских лабораторий, сертифицирующих парфюмерно-косметическую продукцию (на сперме быков или же на куриных эмбрионах), любезно поведали нам, что проверку проходит у них готовая продукция.

А вот каким образом тестировался каждый из ингредиентов, прежде чем стать составной частью губной помады, бальзама для волос или лака для ногтей, и сколько на его счету загубленных подопытных, точно знает лишь производитель косметики, который первоначально заказывает исследование каждого отдельного компонента.

— Знай наш потребитель больше о существовании этичной и неэтичной косметики, он мог бы ать рублем за тех производителей, которые предпочитают альтернативу средневековой жестокости. Это бы стало хорошим стимулом для всех преодолеть косность мышления и перейти на альтернативы, — считает Новожилова.

Европа, к слову, в вопросах биоэтики и защиты прав животных шагнула далеко вперед не только России, но и планеты всей. В 2002 году Великобритания запретила проводить на своей территории косметические тесты на животных.

В 2009 году ее примеру последовали другие члены Евросоюза.

А 11 марта 2013 года страны Старого Света наложили мораторий на зверские опыты во имя красоты и запретили ввозить на свою территорию косметику из тех государств, где варварство продолжает расцветать буйным цветом.

Увы, в «черном списке» производителей косметики и бытовой химии, не заморачивающихся вопросами гуманности и пачками отправляющих лабораторных зверьков на тот свет, — множество мировых гигантов с многомиллиардными оборотами и брендами, которые на слуху у каждой российской женщины. И не только на слуху, а на полках в ванных, в шкафах на кухнях, в косметичках…

Источник: https://www.mk.ru/social/2014/05/30/pochemu-v-rossii-myshejj-i-krolikov-prodolzhajut-prinosit-v-zhertvu-kosmeticheskojj-industrii.html

Заговор кроликов: как ушастые портят научные исследования

Кролик как лабораторное животное

Грызунов, собак и даже приматов в научных лабораториях используют очень давно. Но тестирование на животных человеческих лекарств стало обязательным только в 20 веке. Во многом это произошло из-за “эликсира сульфаниламида”, препарата, не прошедшего никаких предварительных тестов и приведшего к гибели более 100 человек в 1937 году.

США сделали тестирование на животных обязательным этапом разработки новых препаратов, а после нововведение поддержали другие страны.

Без особой надобности на зверях не будут ставить эксперименты: это долго, дорого и сложно. Когда существует безопасная альтернатива, прибегают к ней.

Безопасная – дающая понимание механизма работы препарата или метода на людях без тестирования на животных.

Генетически мы очень близки к некоторым животным, например, к мышам и крысам. И если нечто может бороться с раком у мышей, это может сработать и с людьми. Но иногда тесты на братьях наших меньших оказываются не применимы к людям.

Самые серьезные провалы в исследованиях  почему-то связаны с зайцами. Не иначе, заговор ушастых.

Кролики и холестерин

Страх перед насыщенными жирами уходит корнями – страшно сказать – в 1913 год. Тогда российский ученый Николай Аничков выдвинул “холестериновую теорию”. Суть ее в следующем: потребление продуктов, содержащих холестерин, приводит к образованию атеросклеротических бляшек.

Ученый поставил эксперимент. В течение длительного времени Аничков кормил кроликов раствором холестерина в масле. После он обнаружил характерные для начальной стадии атеросклероза изменения.

Эффект был обратим – стоило вернуть кроликов к привычному рациону.

 Для Аничкова вывод был однозначным: животные жиры – источники всех бед и надо от них нещадно избавляться, чтобы не допустить “смертельных” последствий.

Однако кролики – травоядные животные, у них не развиты механизмы переработки холестерина.

С равным успехом можно было бы перевести тигров на веганскую диету и сделать вывод, что шпинат и помидор – смертельно опасны для здоровья. Кроличьи “жирные” результаты не удалось воспроизвести, например, на собаках.

Увы, именно работы Аничкова вдохновили Анселя Киза на исследование “7 стран”.

Продуктам с высоким содержанием холестерина была объявлена война. Исторический итог: мода на обезжиренные продукты и курогрудку, рост сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний, ожирения и диабета по всему миру.

Да и последние исследования (1, 2) доказывают, что кроличья диета людям не очень подходит.

Кролики и TGN1412

Под набором букв и цифр скрывается иммуномодулирующий препарат, т.е. вносящий изменения в работу иммунной системы. Его применяют при лечении опухолей, аллергий и хронических инфекций.

Его разработкой занимался профессор из Вюрцбурга (Германия) Томас де Хюнинг.

Тестировали TGN1412 в Харроу (Великобритания) в госпитале “Норсвик Парк”. Инцидент, произошедший в 2006, называют “печальным уроком для всех”.

Англия, загадочная больница, невинные жертвы, кролик – почти “Шерлок”, да?

TGN1412 тестировали не только на кроликах. Были также мыши, крысы, шимпанзе.

Последних специально отбирали – их иммунные механизмы должны быть схожи с человеческими. Препарат прошел проверку на всех контрольных животных. Но когда дело дошло до людей, TGN1412 повел себя непредсказуемо.

Уже через минуту после приема препарата волонтеры лежали на полу в агонии.

У шести мужчин были повреждены органы, а у одного так распухла голова, что британские таблоиды писали о случившемся под заголовком “Испытание лекарства “Человек-слон”.

История спровоцировала реакцию в научном сообществе: институт Пола Эрлиха (Германия) заявил, что доказательная ценность доклинических тестов на животных требует переоценки. Также этот прецедент стал серьезным аргументом зоозащитников за отмену клинических испытаний на животных.

Кролики и капуста

Если вы придерживаетесь низкоуглеводной диеты (вы ведь с нами?), капуста – ваш главный гарнир. Брокколи, цветная, брюссельская или олдскульная белокочанная. Любимица микробиоты, она дает творческий кулинарный простор. Ложка дегтя? Подозревается в нарушении работы щитовидки.

В 1929 году ученые из университета Джона Хопкинса заключили: капуста – причина смерти кроликов. От обилия крестоцветных в рационе у них появлялся зоб.

Дело в том, что в крестоцветных содержатся струмогенные вещества, которые под влиянием кишечной микробиоты образуют гойтрогены, а они повышают потребность щитовидной железы в йоде. Но применимо ли это к человеку?

Здесь вас успокоит врач-эндокринолог Олеся Бруслик, автор блога @dr.bruslik: если организм не испытывает йододефицита, никакая капуста, даже если она главный гарнир, вам не страшна. Термическая обработка и вовсе делает спорные вещества капусты безвредными.

Так что наслаждайтесь ирландским пюре, чипсами из кейла или капустой с песто без опасений за здоровье. Мало того, даже товарищу зайцу вы можете дать капусты. Проблема эксперимента была в том, что бедных ушастых кормили капустой и только капустой.

А от такой диеты кому угодно плохо станет.

Кролики и пенициллин

Александр Флеминг сумел получить пенициллин, первый антибиотик, в 1929 году, но он не применялся до 1939 из-за неэффективности на… кроликах! Лишь отчаявшись, Флеминг предложил новое лекарство очень больному пациенту – иного варианта не было ни у ученого, ни у умирающего. К счастью, пенициллин подействовал.

Хорошо, что ученый не тестировал пенициллин на морских свинках и хомяках – их он и вовсе убивает.

Говард Флори, Нобелевский лауреат, сооткрыватель и производитель пенициллина говорил: “К счастью, у нас не было обязательных тестов на животных в 1940-х годах, тогда бы пенициллин не получил лицензию и, возможно, антибиотики так и не были бы открыты”.

Кролики и минеральное масло

Минеральное масло – широко распространенный продукт в производстве косметики. Их получают в процессе переработки нефти, но они отличаются от промышленных смесей.

В 70-е годы ученые заметили, что у многих женщин от косметических средств появляется акне. Поэтому было проведено исследование на внутренних поверхностях ушей кроликов – и да, они покрылись прыщами.

Но как вы уже могли убедиться, кролик человеку рознь.

Минеральное масло одобрено для использования в косметике во всем мире, а для использования в средствах по уходу за кожей сертифицировано USP (United States Pharmacopeia, США) и BP (British Pharmacopeia, Великобритания). Оно не содержит канцерогенов или примесей, которые каким-либо образом наносят вред коже.

Дело в том, что одна из причин появления акне – комедогенность косметики. Однако если продукт содержит до 30% минерального масла, на коже человека он не становится комедогенным.

Минеральное масло хорошо тем, что оно стабильно, в отличие от большинства растительных масел не окисляется и не становится жидким.

Так что оно не засоряет ваши поры и не приводит к появлению акне.

Алексей Водовозов, врач-токсиколог, научный журналист:

Самое правильное животное для опытов – сам человек. Об этом в «Каноне врачебной науки» Ибн Сина написал еще тысячу лет назад. Но в наше время как-то не принято экспериментировать на людях, особенно без их ведома. Хотя Университет Джонса Хопкинса до 1972 года именно так и поступал в Гватемале, в XXI веке такое все-таки осуждается.

Поэтому нужны лабораторные животные. И вот тут есть несколько важных моментов. Доклинические исследования на животных проводятся с единственной целью первичного отсева потенциально опасных препаратов. Если крысы сначала умерли, а только потом вылечились – это однозначно ставит крест даже на самой перспективной молекуле.

Если препарат работает на животных, не факт, что то же самое будет и с человеком. Результаты опытов на самой распространенной модели – лабораторных мышах – переносятся на людей примерно в 5-15% случаев, и для этого есть куча объективных причин. Мышей мы лечим отлично – и от рака, и от Альцгеймера, и даже жизнь им на 150% продлеваем.

Но на людях мышиные методики и лекарства срабатывают очень редко.

Если препарат не убил лабораторных животных и даже им чем-то помог, все равно сначала будут проведены трехфазные клинические исследования, и только потом лекарство может попасть на рынок.

А может и не попасть: из 10 тысяч молекул-кандидатов на витрине аптеки оказывается в лучшем случае одна.

Четвертое: лабораторные животные специально выводятся и выращиваются для экспериментов. Зачастую это чистые линии с какими-нибудь специфическими характеристиками (например, выключены какие-то гены, или наоборот – включены ранее молчавшие).

На мышах удобно отслеживать эффекты в поколениях – их продолжительность жизни вполне позволяет отследить несколько генераций еще при жизни одного исследователя.

  • Важно. Лабораторные животные на воле не выживут, поэтому налеты зоозащитников на виварии лишены всякого смысла: животные погибнут, но абсолютно бессмысленно. Мало того, в дикой природе они быстро могут стать резервуаром или звеном в передаче какой-нибудь опасной инфекции. Что происходит после проведения экспериментов, зависит от дизайна исследования и вида животных. Но в большинстве случаев лабораторные звери (в основном мы имеем в виду самые распространенные модели – крыс, мышей, реже – кроликов и морских свинок) либо погибают от болезни, которую им запрограммировали, либо их умерщвляют по утвержденным протоколам для дальнейшего изучения органов и тканей. При этом сейчас даже манипуляции мышам требуется делать с анестезией и без чрезмерных усилий.

В настоящее время активно ищутся альтернативы животным тестам. И в этом заинтересованы в первую очередь сами ученые. На результаты экспериментов на мышах влияет куча факторов – температура содержания, состав подстилки, освещенность и еще пару десятков иногда самых неожиданных параметров. Учитывать их сложно.

Поэтому появление “органов-на-чипе”, лабораторных модулей, состоящих из настоящих человеческих клеток и электронной начинки, было воспринято с энтузиазмом. Такие модели позволяют сразу оценивать реакцию человеческих тканей на лекарственное или иное вещество. Такие устройства появляются и в российских исследовательских учреждениях, что радует отдельно.

В перспективе есть все предпосылки для того, чтобы отказаться от лабораторных животных.

Ну а пока это светлое будущее не наступило, ни одно лекарство, не протестированное сначала на животных, а потом и на людях, на рынок не попадет. Потому что в глобальной системе ценностей человеческая жизнь пока что на первом месте. Безопасность любых продуктов, которые хотя бы теоретически могут навредить людям – задача номер один. И решаться она будет всеми доступными способами.

Источник: https://cilantro.ru/blog/rabbits/

Лабораторный кролик

Кролик как лабораторное животное

Кролик существует рядом с человеком на протяжении многих столетий. В отдельных странах его количество было настолько велико, что приходилось подвергать животных уничтожению. Нашествие кролей уничтожало всё на своём пути, будь то посевы или сады. Они так сильно объедали растительность, что даже овцы оставались без корма.

В борьбе с повышенной популяцией животных боролись разными способами: отстреливали, завозили хищников, применяли яды, делали высокие изгороди вокруг своих хозяйств, но всё это было малоэффективно. Уменьшить количество кролей помогло заболевание миксоматоз. Его переносчиком считались блохи.

Но выжившие особи выработали устойчивый иммунитет к заболеванию и начали опять активно размножаться.

В наше время в отдельных районах Австралии до сих пор существуют запреты на выращивание кролей. Несмотря на это, их мясо активно используется в пищу. Благодаря своим диетическим качествам, его можно применять детям с раннего возраста и взрослым, которым запрещено употреблять другие виды мяса.

Лабораторные исследования на кроликах

Однако кролик оказал немалую помощь науке. Его начали использовать для проведения лабораторных исследований. Кроль – классическое лабораторное животное. На нём проводят научные опыты по применению различных гормональных препаратов, вакцин, сывороток. А всё потому, что животное хорошо реагирует на токсины стафилококков. Во время овуляции крольчих, отлично изучаются функции яичников.

Используя модели заболеваний сибирская язва, сальмонеллезы, ботулизм, столбняк, псевдотуберкулёз, экспериментальные опухоли, ревматизм, сифилис, стрептококковые инфекции, у кролей исследовали аллергические реакции на них.

Из-за того, что эмбриогенез животных схож с эмбриогенезом человека, то на них воспроизводили тератогенное действие талидомида.

С помощью кролей проверяют активность таких гормональных лекарств как адреналин, инсулин, проводят проверки вакцин на бешенство, в онкологической практике на них изучают различные опухоли, также животные являются объектами иммунологических исследований.

Обладая изолированным ухом, кроли отлично подходят для исследований влияния на сосуды фармакологических веществ. Всё потому, что у животного приспособлена к различным температурам ушная раковина, и она не требует дополнительного подогрева.

Через её сосуды пропускают раствор, что позволяет ему проявить жизнедеятельность уже при комнатных температурах и при этом не требуется дополнительной подачи кислорода. При добавлении в раствор адреналина, просвет у сосудов заметно сократится.

Чтобы провести тест на пирогенность, используют только кролика, так как он единственный лабораторный вид, который поможет определить нежелательные примеси в препарате, вызывающие лихорадку.

А всё потому, что животные обладают высокой чувствительностью к пирогенам, и в их ушные вены неограниченно вводятся лекарства в нужном объёме. Во время таких тестов проводят измерение температуры в начале и конце опыта.

При повышении температуры выше допускаемой нормы, лекарство считается пирогенным.

Проверить влияние препаратов можно на кролях-альбиносах. Слёзы с их глаз выделяются меньше, чем у других животных, а пигмент глаз отсутствует. Это позволяет определить эффект фармакологических веществ и факторов.

Так, при фиксации животного, капают проверяемый препарат на роговицу и наблюдают за её изменениями. Таким образом, был испытан препарат фотодитазин, который в последствие стал широко применяться в онкологии.

Чтобы определить его токсичность, установили дозу, которая не нарушала бы ничего в организме.

На кролях в последнее время тестируют косметический продукт на основе ботулинических токсинов. Его применяют, чтобы устранить мимические морщины.

Породы кролей, которые используются в лабораторных исследованиях

В ходе клинических испытаний были обозначены породы кроликов, которые больше всего подходят для использования в этих целях. Среди них популярными видами стали:

  • новозеландский белый;
  • шиншилла.

Первый вывели в Америке. Он обладает средними размерами и чистым белым оттенком, нрав миролюбивый. К нам завезен в конце двадцатого века. Новозеландцам характерен активный рост.

Взрослые особи плодовиты, их помёт составляет до 12 кольчат. Лучше всего выращивать их, используя бройлерную технологию.

Ещё одним плюсом этого вида будет хорошее укрытие подошвы шерстью, что хорошо сказывается на содержании в клетках с сетчатыми полами.

У нас в советское время для лабораторных целей широко использовали кролей породы шиншилла. Они были выведены во Франции в начале двадцатого века и своё название получили из-за большого сходства меха с мехом шиншиллы. Местная порода шиншилла была выведена в последствие. Она стала результатом скрещивания основной породы с породой фландр альбинос.

Требования к лабораторным кроликам

Основным и главным требованием к кролям будет их полноценное здоровье. Животные не должны иметь каких-либо патологий и носить вредные микробы.

Чтобы в научные лаборатории попадали только здоровые особи, их выращивают в специализированных питомниках. С них животных привозят в научно-исследовательские лаборатории.

Кролям создают все необходимые условия для жизни, обеспечивают правильным питанием исходя из потребностей эксперимента.

В питомниках у кролей происходит интенсивное содержание. Их жизненный цикл недолог. Очень часто в таких колониях могут возникнуть различные инфекционные, паразитарные заболевания, которым не подвержены одомашненные особи. В связи, с чем постоянно проводится работа ветеринарами таких учреждений по улучшению лабораторного вида животного.

На сегодняшний момент лабораторный кролик улучшился. В эмбрионы крольчат ввели ген мыши, который отвечает за устойчивость к гепатиту В, результатом стало получение кролей устойчивых к этому заболеванию, что в последствие передаётся по наследству.

Подобные технологии позволяют в дальнейшем получать лабораторных кролей, которые будут обладать новыми свойствами, что позволит их использовать в научных исследованиях.

Источник: http://onfermer.ru/kroliki/laboratornyj/

АгрономWiki
Добавить комментарий